Выступление Авигдора Либермана на конференции послов государства Израиль в странах Евразии

14.01.15

Сразу после моего назначения на пост главы МИДа, а это было уже почти 6 лет назад, я определил одной из важнейших целей нашей с вами работы разработку новых направлений израильской внешней политики. Правильность новой внешнеполитической концепции Израиля, основанной на принципе многовекторности, доказана временем.

       

Выступление Авигдора Либермана на конференции послов государства Израиль в странах Евразии

Уважаемые дамы и господа!

Вам, конечно, известно, какое большое значение я придаю нашим связям со странами Евразии. И, поверьте, в этом нет и тени ностальгии.

Сразу после моего назначения на пост главы МИДа, а это было уже почти 6 лет назад, я определил одной из важнейших целей нашей с вами работы разработку новых направлений израильской внешней политики. Правильность новой внешнеполитической концепции Израиля, основанной на принципе многовекторности, доказана временем.

Чтобы убедиться в том, что на этом направлении достигнуты заметные перемены, достаточно вспомнить голосования на международных форумах таких стран как Грузия, Молдова или Албания, которые в последние годы неизменно поддерживают Израиль.

Авигдор Либерман

Например, на последней конференции МАГАТЭ с помощью, в том числе, и этих стран, которые проголосовали вместе с нами, была провалена антиизраильская резолюция, предложенная Лигой арабских государств (ЛАГ), требовавшей открыть доступ  к нашим ядерным объектам.

И в случае с предпринятой палестинцами в 2011 году попыткой добиться признания в качестве суверенного государства - этот односторонний демарш в Совбезе ООН удалось предотвратить благодаря тому, что государство Босния и Герцеговина воздержалось при голосовании.

Кстати, и при голосовании, пусть символическом, по этому вопросу на Генеральной Ассамблее ООН, единственной мусульманской страной, принявшей нашу сторону, была Албания, работе с которой, включая открытие посольства в Тиране, МИД начал уделять внимание лишь в последние шесть лет.

Стоит вспомнить и весьма впечатляющие цифры объема торгового оборота за 2012-2013 годы с странами, с которыми Израиль заключил договора об экономическом сотрудничестве. Возьмем для примера Азербайджан. Объем торговли с этой страной превысил товарооборот Израиля с Францией.

Все эти и многие другие факты свидетельствуют о том, что мы на правильном пути и должны и впредь всемерно укреплять и расширять наши отношения со странами Евроазиатского региона. Если использовать экономическую терминологию, то дивиденды от наших инвестиций в развитие отношений со странами Евразии – очень высоки.

Раз уж я упомянул Францию, то нельзя обойти вниманием события последних дней в Париже. Пользуясь случаем, хочу снова выразить нашу скорбь и глубокие соболезнования семьям погибших, народу и еврейской общине Франции. На меня произвели неизгладимое впечатление массовость марша солидарности по улицам Парижа и высокий уровень международного представительства на этом марше.

Но, если честно, было там и нечто, что меня глубоко задело. Я говорю о пресловутом стремлении оставаться политкорректным любой ценой, не замечать очевидных фактов. Например, в освещении каналом CNN теракта в парижском кошерном супермаркете бросалась в глаза попытка всячески затушевать его антиеврейскую направленность. Там говорилось только о самом инциденте и ни словом не было упомянуто ни то, что магазин, на который напали террористы – еврейский, что захваченные заложники - все как один евреи, что пострадавшие – тоже евреи и, главное, что четыре человека были убиты в этом теракте только за то, что они – евреи.

Разговоры во всем мире и в самой Франции велись о посягательстве на свободу слова, об экстремизме, об исламофобии, но только не об антисемитизме. Это вызывает глубокое огорчение и озабоченность. Особенно на фоне предыдущих терактов в Тулузе и в еврейском музее в Брюсселе. Надо прекратить платить непомерную дань политкорректности, надо смотреть правде в глаза и говорить правду.

Авигдор Либерман

А правда в том, что мы имеем дело с тем же самым антисемитизмом, иррациональной ненавистью к евреям, но только в слегка осовремененной обертке. Правда и то, что сегодня главным рассадником самой смертоносной формы антисемитизма является,  с одной стороны, радикальный ислам, а с другой стороны – разнузданные нападки на Израиль.

Надо честно признать, что европейские страны, никак не реагирующие на непрекращающиеся антиизраильские высказывания  Эрдогана, докатившегося до того, что он называет Израиль «государством террора», подливают масла в огонь смертоносной ненависти к евреям, охватившей Европу.

Я уже не говорю о безразличии, с которым Европа относится к грубейшему попранию элементарных прав человека и свободы слова в самой Турции, Но то, что Европа отвечает молчанием на разнузданную кампанию клеветы и ненависти к Израилю, которую последовательно ведет президент Турции, – абсолютно нетерпимо. Совершенно очевидно, что это – одна из причин новой волны антисемитизма, нахлынувшей на Европу.

«Молчание ягнят», которым культурная и политкорректная Европа реагирует на эскапады  отпетого антисемита Эрдогана и его окружения, возвращает нас в реальность 30-х годов прошлого века.

В этом контексте особенно важно отметить и выразить глубокое удовлетворение последним заявлением премьер-министра Франции Мануэля Вальса. Если не ошибаюсь, он первым в Европе честно и прямо заговорил о ненависти к евреям и новых штаммах застарелого антисемитизма.

При всем огромном уважении к главе правительства Франции, который утверждает, что «евреи – это душа Франции» и надеется, что французы сумеют убедить евреев остаться — а я испытываю к нему подлинное, искреннее уважение - мы не поступимся идеалами сионизма. А суть этих идеалов в том, чтобы евреи со всего мира репатриировались в еврейское государство – Государство Израиль.

Неважно, идет ли речь о евреях Франции, России или США. Мы как государство, и вы как его послы обязаны поощрять алию. Сионизм без алии невозможен. Мы вправе полемизировать по этому поводу и с нашими близкими друзьями. Что касается современного антисемитизма, я требую от вас говорить об этом прямо, без политкорректных экивоков. Ваш посыл должен быть решительным и однозначным. Этого я требую от каждого из вас, в какой бы стране вы ни выполняли свою миссию.

Теракты в Париже подтверждают еще одну истину. Она в том, что спор свободного мира с миром радикального ислама ведется не по поводу территорий, а по поводу базовых ценностей. Соответственно, и территориальные претензии к Израилю предъявляются для отвода глаз, а суть конфликта вовсе не в них. Да и сами террористические банды, ведущие против нас войну: ХАМАС, «Исламский джихад», «Аль-Каида», «Исламское государство» (ИГ), «Хизбалла» и другие - по всякому поводу и без повода напоминают, что никогда не смирятся с существованием Государства Израиль ни в каких границах, даже 1967 года.

Эти силы несут смертельную угрозу и умеренному арабскому миру. Ведь все эти адепты джихада ни за что не готовы принять умеренное толкование догматов ислама, для них приемлемы только самые экстремистские толкования, и в их соревновании друг с другом верх одерживают наиболее радикальные силы.

Поэтому особенно важно продвигать инициативу, которая объединит и сплотит все умеренные силы на Ближнем Востоке. В ушедшем году мы приложили к этому весьма существенные усилия. Вы, конечно, слышали о предложенном мной плане регионального урегулирования, который опирается на три «стороны треугольника»: арабские государства, палестинцы и израильские арабы. Такое урегулирование должно быть заключено одновременно, в виде «комплексной сделки», и отсутствие любой из трех составляющих отменяет все договоренности. То есть, если будет предложено пойти на соглашение только с палестинцами, а достижение договоренностей по остальным двум направлениям отложить на потом, мы решительно отвергнем такое предложение. Все должно делаться одновременно! Урегулирование может и должно быть только комплексным, всеобъемлющим!

Сегодня, более 21 года спустя после заключения Соглашений «Осло», абсолютно очевидно, что ошибка тогда была заложена в самой концепции. Это была попытка лечения, базирующегося на ошибочном диагнозе. Ошибочный диагноз архитекторов «Осло» заключался в том, что они пытались привести к разрешению несуществующего конфликта. Мы имеем дело не с израильско-палестинским конфликтом, а с конфликтом между арабами и евреями. Именно таким этот конфликт начался более ста лет назад, и именно такому конфликту – между арабами и евреями - и надо искать решение.

Поэтому давление, оказываемое на нас Евросоюзом, концентрация внимания и усилий европейских стран только на «палестинском» направлении конфликта ни к чему не приведет, и это доказано опытом. Эхуд Барак, Эхуд Ольмерт и  Ципи Ливни в этой «опере» уже были, и не надо проводить новые опыты, чтоб предсказать результат очередного наступания на грабли.

Другим существенным препятствием к достижению регионального комплексного урегулирования, о котором сказано выше, является персона Абу-Мазена. Он деятельно борется исключительно за собственное выживание, он озабочен исключительно личными интересами, а вовсе не благом палестинцев. С одного фланга на него наступает ХАМАС, и очевидно, что если сегодня провести выборы в палестинской автономии, то Абу-Мазен с треском проиграет ХАМАСу не только в Газе, но и в Рамалле, и в Шхеме. На другом фланге Абу-Мазена теснит внутренняя оппозиция, составляющая ему все более серьезную конкуренцию, и речь идет вовсе не только о Дахлане.

Абу-Мазен, проявляя самоуправство, заводит уголовные дела на Ясера Абед-Рабо и на Салама Файяда только потому, что они осмелились высказывать критику в его адрес, и это лишний раз доказывает, насколько он «предан» западным демократическим ценностям…

Я уже не говорю о том, что выборы в ПА откладываются вот уже 5 лет.

Учитывая все это, Абу-Мазен прекрасно понимает, что единственная возможность его личного выживания – это эскалация конфликта на международной арене. Только таким образом он может попытаться прикрыть свою слабость по отношению к ХАМАСу и внутреннему недовольству в ПА. Накаляя международную атмосферу, он отвлекает внимание палестинских масс, но это ни на миллиметр не приближает, а напротив, удаляет его от цели, к которой он стремится на словах.

В последнее время, особенно в последний месяц мы наблюдаем полную разнузданность палестинского руководства, переступившего все допустимые пределы. Новая попытка заполучить в одностороннем порядке признание палестинского государства Совбезом ООН и международным трибуналом в Гааге не оставляет нам выбора – мы вынуждены предпринять самые решительные демарши в отношении Абу-Мазена.
Нельзя допустить, чтобы и на сей раз замораживание отчислений ПА «оттаяло» спустя несколько дней или недель, как это бывало прежде, как это было после первой попытки Абу-Мазена заручиться резолюцией Совбеза ООН, когда Израиль, спустя несколько дней, отдал ПА все деньги до последней агоры. На сей раз мы должны четко и ясно дать понять, что деньги будут переведены только тогда, когда Абу-Мазен уйдет.

Я также хотел бы отметить инициативу Сената и Конгресса США о закрытии палестинского представительства в Вашингтоне. Хочу подчеркнуть, что инициатива эта была выдвинута конгрессменами и сенаторами США, а вовсе не Израилем, и со своей стороны могу только приветствовать этот шаг в правильном направлении.

Авигдор Либерман

Думаю, уже после Аннаполиса всем должно было быть ясно, что Абу-Мазен никакой не партнер по урегулированию, наоборот, он – препятствие урегулированию. Он разглагольствует о своем неприятии «конвенционального» террора, занимаясь при этом террором политическим. Его последние действия на международной арене иначе назвать нельзя – это не что иное, как политический террор.

Не сомневаюсь, что некоторые из вас, сидящих в этом зале, сейчас слушают меня и думают про себя, что моя речь продиктована скорее предвыборными, а не исключительно государственными соображениями.

Тех, кто так полагает, хочу переадресовать к опубликованной неделю назад в «Нью-Йорк Таймс» статье Денниса Росса. Те, кто знаком с личностью Денниса Росса, с его политической биографией и взглядами, его неустанными попытками достичь прогресса в достижении мирного договора между Израилем с ПА, прекрасно понимают, что Абу-Мазену надо было уж очень постараться, чтобы убедить и Денниса Росса, что он не партнер по переговорам, а препятствие любому мирному процессу.

Поэтому любые серьезные подвижки в процессе мирного урегулирования возможны лишь после того, как у власти в Рамалле не будет Абу-Мазена, а у власти в Газе – ХАМАСа. Пока эти две цели не достигнуты, все наши разговоры о мирном процессе останутся пустой болтовней.

Вы, конечно, задаетесь вопросом, а что же будет дальше – после свержения Абу-Мазена и ХАМАСа? Я считаю, что сразу после этого надо начать вплотную работать с «квартетом» международных посредников по ближневосточному урегулированию, а также с Египтом и с Иорданией. Надо договориться о переходном периоде, по истечении которого палестинцы проведут у себя свободные выборы – без того, чтобы в них участвовали террористические организации, определяемые в качестве таковых и США, и ЕС — вроде ХАМАСа и «Исламского джихада» - и без Маруана Баргути, осужденного израильским судом на 5 пожизненных заключений и еще на 40 лет тюрьмы за убийства невинных людей.

Но самое важное – на этом пути нельзя вилять и медлить, надо идти последовательно и до конца.

Даже если ПА объявит о прекращении сотрудничества с Израилем в сфере безопасности, если они снова развяжут провокации и беспорядки в Иерусалиме и на территории Иудеи и Самарии, мы должны сохранять выдержку и решимость, мы обязаны четко и ясно доводить нашу правоту до сознания и народа Израиля, и международного сообщества.

Спасибо за внимание.


Комментарии

знаете ли вы, что

"Дорога Либермана"

Официально новая магистраль, ставшая альтернативой проходящему по деревням «Фатахлэнда» Тоннельному шоссе, помечена на картах номером 398. Но между собой поселенцы называют ее не иначе, чем «дорогой Либермана». Ведь именно Либерман пробил в джунглях израильской бюрократии проект нового шоссе.

Подробнее »

Еще »

Подпишитесь на рассылку

Присоединяйтесь

1999
2001
2003
2006
2009
2015