Хождение за три моря

СЕМИДНЕВНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ АВИГДОРА ЛИБЕРМАНА ПО ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

15.06.01

«Тридцать пятый год своей жизни Ходжа Насреддин встретил в пути, » - так начинается повесть о знаменитом бухарце. «Присоединившись к большому купеческому каравану, Ходжа Насреддин пересек бухарскую границу и на восьмой день пути увидел вдали в пыльной мгле знакомые минареты великого славного города».

Министр национальных инфраструктур Государства Израиль Авигдор Либерман тоже встретил в пути сорок четвертый год своей жизни. Но в отличие от Ходжи Насреддина он летел не в Бухару, а чуть дальше на северо-восток в столицу Узбекистана замечательный город Ташкент. И не он присоединился к купеческому каравану, а наоборот, его сопровождала большая группа израильских бизнесменов и топ-менеджеров крупных компаний.

В аэропорту делегацию встречали узбекские официальные лица и посол Израиля в Узбекистане Ноах Галь Гендлер, высокий поджарый человек, похожий на английского полковника колониальный войск. Обмен приветствиями, и вот уже кортеж машин: первая и замыкающая «с сигналками и мигалками», в середине «мерседес» с министром, затем «вольво» посла и микроавтобус с бизнесменами - едет по центральным улицам Ташкента, а на каждых двухстах метрах стоит постовой милиционер и отдает честь, что привело в восторг всю делегацию. «Так не встречали даже нашего президента!» - ахали те, кто ездил полгода назад с Моше Кацавом в Москву и Санкт-Петербург. Всех удивляет необыкновенная чистота в городе - на улицах не видно ни соринки, не то, что в Тель-Авиве, когда из-за груд мусора порой невозможно припарковать машину.

«Что там написано наверху?» - спрашивает меня генеральный директор компании «Мекорот» Амос Эпштейн, показывая на здание в стиле «сталинской» архитектуры. Перевожу: «Ташкент – город мира». Слово «шалом» немедленно вызывает горячую дискуссию на отечественные темы, причем я с удивлением отмечаю для себя, что, оказывается, не вся наша экономическая элита состоит из приверженцев левых взглядов. 
С советских времен сохранились в Ташкенте и некоторые названия улиц, но главная магистраль уже не носит имя Ленина, как было принято во всех больших и малых городах СССР, а называется «Проспект Эмира Тимура» в честь основателя правившей на это земле династии Тимуридов, великого полководца, разгромившего Золотую орду в конце Х1У века. На другой день мы посетили музей династии Тимуридов, построенный по инициативе президента Узбекистана Ислама Каримова. В великолепном здании с высоким куполом размещена экспозиция истории Узбекистана, насчитывающей, как утверждают сотрудники музея, десятки тысячелетий. На стенах фрески из жизни Тимура и его славных потомков и изречения древних мудрецов, написанные арабской вязью: «Сила в правде» (звучит совсем, как в культовом российском фильме «Брат-2») и «Ничто не вечно, кроме доброго имени и добрых дел человека».

На улицах Ташкента красные флаги, как и во всех бывших советских республиках, заменили того же цвета штандарты «Кока-Колы». Вообще, как писали в газетных передовицах, «всюду были видны приметы нового времени»: огромные красочные щиты с рекламой известных западных фирм, вывески банков и инвестиционных фондов, здания из стекла и бетона. Представитель израильского МИДа Яэль Рубинштейн удивляется, почему нет мечетей: «Ведь здесь живут, в основном, мусульмане». Объясняю, что город был практически заново построен после страшного землетрясения 1966 года и что мечетей тогда не строили.

Раньше верхом совершенства в Ташкенте считалась цековская гостиница, где останавливались большие партийные начальники, теперь же нас привезли в роскошный отель «Интерконтиненталь», построенный американцами, с клумбами и фонтаном перед входом, с сверкающим мрамором лобби, уставленным огромными вазами с цветами. В этой привычной обстановке наши бизнесмены сразу почувствовали себя, как дома, а до этого все переживали, что да как, чем платить, сколько стоит доллар в местной валюте и не опасно ли делать change. Тут они приободрились, достали из бумажников кредитные карточки и пошли регистрироваться, «как в лучших домах Лондона и Парижа». 
«Между тем в караван-сараях и чайханах загорелись костры под большими котлами, и жалобно заблеяли бараны, которых потащили на убой». А Лирон, супруга посла, пригласила нас всех в гости на плов, произнося это слово с мягким «л».

Опять «сигналки-мигалки», постовые, отдающие честь, и мы оказываемся в резиденции посла. Представьте себе обычный израильский дом с просторным салоном, с картинами на стенах, с застекленными буфетами, заполненными красивой посудой, с горящими свечами на столе, а снаружи настоящий узбекский дворик, в центре которого, действительно, тлеет костер под огромным казаном с пловом. Повар-узбек снимает крышку, мы видим уложенные сверху в большом количестве чесночные головки и буквально дуреем от запаха. Не говоря уже о том, что и вкус был потрясающий. Правильно было сказано в путеводителе на английском: «Узбекскую кухню невозможно описать. Для того, чтобы понять, что это такое, обязательно надо попробовать».

За ужином Ивет подробно расспрашивал посла об экономическом положении Узбекистана, о проблемах развития отношений между нашими странами, выяснял отдельные нюансы накануне предстоящих встреч в правительстве. В ответах Ноаха Гендлера чувствовалось, что он досконально изучил страну, в которой работает сравнительно не долго – всего три года. Лирон Гендлер тем временем со знанием дела рассказывала о народных традициях, об узбекском прикладном искусстве, о вязальщицах ковров, о рецептах национальных блюд.

Забегая вперед, отмечу, что и в последующие дни визита посол и его супруга во всем демонстрировали, честно говоря, не часто встречаемое среди израильтян ответственное отношение к делу. Видно было, что национальные интересы Израиля для них – не пустой звук, что все в их деятельности направлено на то, чтобы принести, как можно больше пользы своей стране. В то же время и страну пребывания, Республику Узбекистан, они полюбили всей душой и искренне желают ей процветания и благополучия. В этом смысле у министра инфраструктур и посла обнаружилось полное совпадение взглядов на принципы израильской внешней политики.

Еще в то время, когда он занимал пост генерального директора министерства главы правительства, Авигдор Либерман разработал концепцию нового внешнеполитического курса, основанного на расширении контактов с республиками бывшего Советского Союза и, в первую очередь, с государствами Центральной Азии. «Уже в 1997 году стало очевидно, что мы – на правильном пути, - рассказывал Ивет, обжигаясь пловом. – Впервые при голосовании в ООН по антиизраильской резолюции в то время, как такие наши старинные партнеры, как Голландия и Италия, проголосовали против нас, представитель мусульманского государства Узбекистан воздержался и не присоединился ни к арабскому блоку, ни к странам третьего мира. И потом не надо забывать, что Узбекистан – это страна, которая блокирует панисламский экстремизм, единственное мусульманское государство, поддержавшее в свое время американские санкции против Ирана».

Второй день визита начался с посещения представительства Сохнута и Израильского культурного центра в Ташкенте. Во дворе на траве играли дети, Для них организован летний городской лагерь – кайтана. Глава представительства Еврейского агентства в странах Центральной Азии и Закавказье Меир Таль принимал делегацию во главе с министром в своем кабинете. На стене – несколько часов, показывающих разное время: в Израиле было 7 часов утра, в Ташкенте, Баку и Тбилиси – 9 часов, а в Алма-Аты – 11. «Наша главная цель – алия, » – сказал Меир Таль. – Ну, и, конечно, воспитание еврейской молодежи, мы стараемся привить им любовь к Израилю». Господин Таль долго рассказывал о деятельности Сохнута, о благотворительных акциях, о гастролях израильских музыкантов и певцов, о театральных постановках, осуществленных с помощью Еврейского агентства. И при этом он постоянно подчеркивал доброжелательное отношение и поддержку властей Узбекистана.

Нам показали выставку рисунков «Израиль глазами детей». Дети, которые еще ни разу не были в Израиле, по-разному представляли нашу страну: пальмы, современные высотные здания, самолеты с шестиконечными звездами на бортах над синим морем. Мне запомнилась картинка, на которой были изображены мужчина с бородой и женщина с глиняным кувшином, оба – в хитонах, сидящие под большим израильским флагом. А один мальчик нарисовал обыкновенный домик с маленьким палисадником – такой, в котором, наверное, он живет в Ташкенте с папой и мамой.

Зашли в класс, где специалист-психолог занималась с 18-летними юношами и девушками. «Готовим их к поездке в киббуц, - объяснили нам, - чтобы не было так называемого «культурного шока». «Ответственно заявляю, что шока не будет, - заметил Либерман и рассказал, что 23 года назад начал свою жизнь в Израиле с киббуца «Нецер-Сирени», а теперь стал министром.

В другом классе подростки пели песни на иврите и идиш, а в третьем – проходил семинар учителей иврита, приехавших из всех стран СНГ. «Признаюсь, я сам испытываю сейчас что-то вроде «культурного шока», - сказал Авигдор Либерман. - Когда я уезжал из Кишинева в 1978 году, даже не мог себе представить, что когда-нибудь увижу своими глазами, как люди открыто, а не под подушкой, учат иврит, ходят в синагогу, празднуют еврейские праздники, свободно ездят в Израиль. При этом их никто ниоткуда не исключает. Я никогда не забуду, как поехал поступать в Киевский университет на факультет международных отношений, а у меня даже документы не приняли и сказали: "Обрати внимание - наш университет называется именем Тараса Шевченко, а не Шолом-Алейхема».

Когда мы снова спустились во двор, дети из кайтаны показали министру объекты инфраструктуры, которые они соорудили из бумаги, картона, палочек и пластилина. Получилось очень похоже.

Первым официальным мероприятием визита была встреча Авигдора Либермана с вице-премьером правительства министром макроэкономики и статистики Узбекистана господином Азимовым. Беседа велась на двух языках: русском и английском, которым узбекский министр владеет свободно.

«Ваш визит в Узбекистан – это краеугольный камень в создании архитектуры наших отношений, - сказал господин Азимов по-русски, и речь его была по-восточному изысканна. – Мы рады, что число наших друзей увеличивается. Та страна, в которой мы все жили когда-то, была построена абсолютно неправильно и идеологически, и экономически. Израиль и Узбекистан сталкиваются с похожими проблемами, главная из которых – это недостаток воды. Безусловно, Израиль – экономически сильное государство, и вы значительно продвинулись вперед в области высоких технологий. Нам есть, чему поучиться у вас, мы нуждаемся в вашей помощи. Но мы не просим, чтобы Израиль дал нам рыбу, мы хотим, чтобы вы дали нам удочку».

Обращаясь к принимавшим участие во встрече бизнесменам, г-н Азимов перешел на английский: «Мы сейчас находимся в стадии разработки двух важнейших программ: существенного понижения количества углеводородов в структуре энергоресурсов и энергосбережения. Мы реформируем нашу экономику, создаем благоприятный инвестиционный климат и открыты для сотрудничества во всех областях». 
Авигдор Либерман ответную речь тоже начал по-русски: «У нас есть, как минимум, две причины для сотрудничества. Узбекистан всегда был примером хорошего доброжелательного отношения к евреям. Мы никогда не забудем, что в годы Второй мировой войны здесь нашли приют десятки тысяч евреев, эвакуировавшихся из европейской части СССР. Многие остались жить в Узбекистане и после окончания войны, обрели здесь свой дом, друзей. Эти воспоминания – залог нашей дружбы. Во-вторых, в Израиле сегодня проживает около трехсот тысяч выходцев из Узбекистана, которые учились и работали здесь, хорошо знают промышленность и сельское хозяйство вашей страны, понимают ментальность вашего народа и в то же время уже имеют израильский опыт. Это очень важно в налаживании разветвленных торгово-экономических связей. 

Мы очень четко понимаем, что для развития двухсторонних отношений, прежде всего, надо построить экономическую базу. Давайте, будем строить ее вместе. Потенциал наших двусторонних экономических отношений очень высок, и надо постараться его реализовать, как можно быстрее и эффективнее».

Далее, перейдя на английский, израильский министр говорил уже о конкретных проектах в области солнечной энергетики, нефтепереработки, разработки альтернативных источников воды, химической промышленности, экологически чистых производствах. 
Затем в разговор вступили специалисты обоих министерств - израильского и узбекского, бизнесмены и топ-менеджеры. Надо отдать должное нашим людям: головы у них работают, как компьютеры, цифры так и отскакивали, решения принимались моментально. Кстати, многие из них остались в Ташкенте, чтобы на месте проработать и подписать деловые соглашения. Не отставали и узбеки, владея исчерпывающей информацией по всем вопросам.

Подводя итоги чрезвычайно содержательной встречи, длившейся более часа, господин Азимов сказал по-английски: «Израиль для нас – не просто одна из стран, с которой мы налаживаем взаимовыгодные отношения. Израиль – очень дружественная страна, в которой живут наши братья. И мы по ним очень… - тут он неожиданно запнулся в поисках английского слова, и один из его сотрудников быстро подсказал: «скучаем». Не удивительно, что вице-премьер забыл его – слово-то вовсе не из экономического лексикона и не имеет никакого отношения к терминам макроэкономики и статистики.

Я специально так подробно рассказала о встрече с министром Азимовым, потому что потом все это многократно повторилось в беседах с министром внешнеэкономических связей господином Ганиевым, и с министром иностранных дел господином Камиловым и с премьер-министром Султановым. Тот же прекрасный английский, то же великолепное владение материалом, та же доброжелательность и открытость. Достаточно сказать, что господин Ганиев наизусть знал все 45 совместных предприятий, созданных с участием израильских инвесторов на территории Узбекистана. Кроме того, на сегодняшний день в Узбекистане аккредитованы представительства пяти израильских крупных компаний, занимающихся реализацией масштабных проектов национального значения. Премьер-министр назвал точные цифры продвижения этих проектов, перечислил все проблемы, возникшие при реализации, и тут же во время встречи наметил возможные пути их решения.

Действительно у Израиля очень много общего с Узбекистаном. У нас - Негев, у них – пустыня Кызылкум. У них - высохшее Аральское море, у нас – угрожающее положение с Кинеретом. И еще в Узбекистане 300 солнечных дней в году, засухи и так далее. Но есть, как говорят в Одессе, «две большие разницы». Узбекистан занимает территорию, в 15 раз превышающую площадь Израиля, а в его недрах находится вся таблица Менделеева. Плюс наши специфические проблемы. Например, был разговор о транспортировке в Израиль нефтепродуктов. Узбекские специалисты предлагают везти через Иран – это кратчайший путь. «Нет, - отвечают наши, - через Иран к нам не дойдет. К нам только морем можно». 
На переговорах в Министерстве внешнеэкономических связей (МВЭС) была также затронута тема подготовки, повышения квалификации и переподготовки узбекских специалистов в Израиле.

Встреча в МВЭС закончилась торжественным подписанием Декларации о сотрудничестве - с шампанским и последующей пресс-конференцией, на которую собрались десятка три корреспондентов узбекских и мировых СМИ и информагентств.

Выступая перед журналистами, Либерман высоко оценил результаты визита израильской делегации, особое внимание уделил доброжелательности руководства республики по отношению к евреям вообще и к деятельности израильтян в Узбекистане, в частности. Министр национальных инфраструктур подробно рассказал, чем занимается его ведомство (ни в СССР, ни в одной из стран СНГ аналогичного министерства не было и нет) и сразил всех наповал, когда назвал цифры госбюджета Израиля, добавив, что он более, чем в два раза превышает бюджет огромной России. После этого можно было уже ничего больше не говорить, и Либерман принялся отвечать на многочисленные вопросы, касавшиеся, в основном, политики, борьбы с террором и сегодняшней ситуации в Израиле. «Израиль обязан консолидировать страны мира в борьбе с террором. Я уверен, что сегодня нас поддержат в этом и страны Центральной Азии. Знаю, что Узбекистан недавно присоединился к «шанхайской пятерке» и что главной задачей ШОСа (Шанхайской Организации сотрудничества) как раз и является противодействие международному терроризму и наркобизнесу. Угроза исходит не только от ХАМАСа, но и от Ирака, Ирана, Ливии. Деньги, на которые существуют боевики в Чечне, Хизбалла или даже террористы на Филиппинах, имеют один и тот же источник, » - сказал Авигдор Либерман.

Рамки этих заметок не позволяют полностью привести все вопросы и ответы, но об одном я не могу не упомянуть. Когда корреспондент агентства «Интерфакс» спросил Либермана, правда ли, что министр живет в маленьком поселении на …так называемых «территориях» (парень, видимо, хотел по привычке сказать «на оккупированных территориях», но замялся), он с гордостью ответил: «Да, я живу на освобожденных территориях в центре Иудейской пустыни. Наше поселение называется Нокдим или Эль-Давид».

Третий день визита начался ранним утром долгой дорогой в Самарканд. На подъезде к городу нас ждали мэр, его помощники и девушка-экскурсовод. Увиденное в Самарканде ошеломило нас: огромные мечети с высокими минаретами, которые Тимур приказывал строить в ознаменовании победы, возвратившись из очередного военного похода, обсерватория Улугбека, многочисленные медресе. Оказалось, что министр инфраструктур, который, как и остальные члены делегации, видел всю эту красоту впервые, довольно хорошо знает историю Тимура, много читал о нем. «Этот человек всю свою жизнь завоевывал и строил. Он похож на нашего царя Ирода», - добавил Либерман к объяснениям экскурсовода и сказал, что сам он сам живет в поселении у подошвы холма, на котором высятся остатки крепости, построенной царем Иродом.

В Самарканде зашли на настоящий восточный базар, раскинувшийся на огромной площади. Либерман заставил поволноваться многочисленных охранников из числа местной милиции и спецслужб – торговцы наперебой зазывали его к себе, угощали знаменитыми самаркандскими лепешками – «таких больше нет нигде в мире», необыкновенным вкусным кофе в маленьких чашечках – «ты такого никогда не пробовал», густым свежевыжатым соком тутовника – «выпьешь один стакан – будешь весь год здоровым». Узнав, что мы из Израиля, желали удачи, приглашали приехать еще.

А потом перелет в Казахстан, встречи с еврейской общественностью в Алма-Аты, проявившей завидную осведомленность обо всем, что происходит в Израиле, включая подробности партийной жизни НДИ, официальные переговоры в новой казахской столице – городе Астана.

Послу Израиля в Казахстане Исраэлю Мей-Ами приходится нелегко. В его обязанности входит еще и работа в Кыргызстане – там нет пока своего посла. Кстати, Авигдор Либерман на встрече с премьер-министром Кыргызстана господином Бакиевым поставил вопрос о повышении уровня двусторонних дипломатических отношений и открытии кыргызского посольства в Израиле, а также прямой авиалинии Бишкек – Тель-Авив. Посольство Израиля в Казахстане пока еще не переехало в Астану и работает в Алма-Аты. А все правительственные учреждения и парламент уже переместились в Астану. Это создает, конечно, определенные трудности, но израильский посол их успешно преодолевает. 
Если в Ташкенте Авигдор Либерман побывал впервые, то в Казахстане и Кыргызстане его встречали, как старого друга. Особенно хорошо его знают в Бишкеке, где он бывал еще до избрания в Кнессет по делам своего бизнеса. Именно здесь, в отдаленном горном селении старик-киргиз сказал ему в 98-м году: «Я о тебе много слышал. Ты привел к власти Бен-Гуриона».

В Алма-Аты делегация посетила еврейскую школу, созданную с помощью израильского миллионера Льва Леваева. Школа совмещает обучение по обычной десятилетней программе казахского министерства просвещения с изучением иврита, еврейской истории и традиций. Сверкающие свежей краской классы, новая красивая мебель, потрясающей чистоты столовая – мы в Израиле таких школ не видывали. Причем, как нам рассказал директор школы, в каждом классе - не больше 10-15 учеников. Жаль только, что мы их не уидели – учителя и учащиеся разъехались на каникулы. А вот в Бишкеке ученики точно такой же школы собрались на встречу с министром и поразили всех нас знанием биографии Либермана. Ребята рассказали о своей школе, показали нам целое представление с шуточными песнями – одну из них вполне можно взять в качестве гимна «Исраэль бейтену». Обе школы и в Алма-Аты, и в Бишкеке выглядят такими оазисами еврейской жизни. Регулярно выходит журнал «Еврейский дом», газета еврейской диаспоры Кыргызстана «Мааян» (Родник).

Что особенно поражает во всех трех республиках – это то, какими темпами двигаются реформы, как разумно устроена система государственной власти: президент назначает правительство из числа профессионалов высокого класса, а не партийных функционеров, как у нас, парламент принимает законы, есть Конституционный суд, который контролирует исполнение конституции, Верховный суд, арбитраж. И еще - необыкновенно выский уровень образования у всех, без исключения, министров. К примеру, глава правительства Казахстана Казмжомарт Токаев закончил знаменитый МГИМО - Московский государственный институт международных отношений, Дипломатическую академию, да еще и Институт китайского языка в Пекине, свободно владеет китайским, английским и французским. Министр энергетики и природных ресурсов Казахстана Владимир Школьник - выпускник московского физтеха, профессор, доктор физико-математических наук, автор более 140 научных трудов и монографий, много лет возглавлял Казахскую академию наук. В общем, лучшую и более наглядную пропаганду идей Авигдора Либермана о президентской форме правления и государственном устройстве, обеспечивающей принцип разделения ветвей власти и ее эффективность - трудно придумать.

Все это вместе взятое дает основание полагать, что государства Центральной Азии в самое ближайшее время явят миру новые чудеса, аналогичные тем, которые произошли с Южной Кореей и другими южно-азиатскими «тиграми». Уже сегодня отчетливо просматриваются признаки мощного экономического скачка в этих странах: реструктурирование и реформирование всех ведущих промышленных отраслей, принятие либеральных законов, создание благоприятного инвестиционного климата, строительный «бум». В Астане очень много строят известные западные компании, а в центре Бишкека неподалеку от памятника Ленину красуется только что построенная гостиница «Хайят». Кстати, местные краеведы обратили внимание на то, что Ленин кепкой указывает прямехонько на здание, где расположено представительство Сохнута в Кыргызстане: «Верной дорогой идете, товарищи!»

«Кроме всего прочего, - говорит Либерман, - эти три государства граничат с двумя самыми большими рынками мира – Китаем и Россией. В обеих этих странах Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан имеют статус наибольшего благоприятствования, который Израиль никогда не сможет там получить. Поэтому ясно, что наши совместные предприятия, созданные на территории этих республик, определенно будут взаимовыгодными. С точки зрения политики, так же понятно, что еще три голоса за Израиль в различных международных организациях послужили бы нам хорошей поддержкой. Невозможно опираться только на одну Микронезию, как бы дружественно она ни относилась к Израилю».

Не хватит газетной площади, а то можно было бы еще долго рассказыватьоб израильтянах, работающих сегодня в Казахстане и Кыргызстане. О Бени Сильбати, который реанимировал умирающее производство на киргизском золотоносном карьере, дал работу 400 жителям поселка Актюз, и в ближайшее время открывает вторую линию на 500 рабочих мест. О фонтанирующих идеями Дове Розенблюме и докторе Эммануэле Либине, которые в рамках израильско-американского центра международного сотрудничества организовали в Израиле переподготовку более 500 специалистов из Казахстана и Кыргызстана. О том, как в Кыргызстане собираются приватизировать государственную энергосистему по британскому варианту: «если захотите, можем продать малые гидроэлектростанции». О возможностях оздоровительного туризма и индустрии отдыха на озере Иссык-Куль и так далее. Излишне напоминать, что все эти совместные проекты обеспечат работой сотни тысяч людей в Израиле, в основном, репатриантов из бывшего Советского Союза.

Домой мы возвращались через Лондон – нет пока прямых рейсов из Бишкека в Тель-Авив. В аэропорту Хитроу Авигдор Либерман еще успел обсудить с послом Израиля в Великобритании Цви Штаубером, как власти и пресса в «туманном Альбионе» относятся к нашей стране – в общем, программа визита была выполнена и даже перевыполнена. 
Закончу, как и начала, цитатой: «В каждой разлуке всегда сокрыта новая встреча. Ходжа Насреддин поехал дальше: впереди уже слышался гул и рокот большой дороги: еще полчаса – и она приняла его в свой кипучий поток».

После всего увиденного и услышанного за время путешествия мне пришло в голову, что Ходжа Насреддин, вполне возможно, был евреем, потомком тех, что пришли на земли Центральной Азии после разрушения иерусалимского Храма.

СОФЬЯ ВАСИЛЬЕВА 

* Материал был опубликован в израильской газете "Вести"


Комментарии

знаете ли вы, что

"Дорога Либермана"

Официально новая магистраль, ставшая альтернативой проходящему по деревням «Фатахлэнда» Тоннельному шоссе, помечена на картах номером 398. Но между собой поселенцы называют ее не иначе, чем «дорогой Либермана». Ведь именно Либерман пробил в джунглях израильской бюрократии проект нового шоссе.

Подробнее »

Еще »

Подпишитесь на рассылку

Присоединяйтесь

1999
2001
2003
2006
2009
2015