Авигдор Либерман: "Израиль - самая маленькая проблема на Ближнем Востоке

08.10.10

"Сегодня становится все более ясно, что Израиль - самая маленькая проблема на Ближнем Востоке. В регионе происходит серьезная трансформация. И куда все это приведет - одному Богу известно, и то я в этом не уверен" - говорит Авигдор Либерман.

       

Авигдор Либерман:

Авигдор ЛИБЕРМАН остается в Израиле популярным политиком, несмотря или даже как раз благодаря своим радикальным взглядам и необычайной откровенности. Обозреватель газеты «Время новостей» Елена СУПОНИНА столкнулась на днях с этой прямотой, встретившись с вице-премьером в Иерусалиме в составе небольшой группы российских журналистов. Наш собеседник родился в Молдавии в 1958 году, а в двадцатилетнем возрасте вместе с родителями переехал из Советского Союза в Израиль. Либерман возглавляет партию «Наш дом - Израиль» и в этом качестве с успехом выступил на прошлогодних парламентских выборах, что позволило ему вновь войти в правительство. Беседу он начал с анализа ситуации в регионе.

- Сегодня становится все более ясно, что Израиль - самая маленькая проблема на Ближнем Востоке. В регионе происходит серьезная трансформация. И куда все это приведет - одному Богу известно, и то я в этом не уверен. В Ираке в начале этого месяца погибли десятки заложников в церкви, где их захватили террористы. А сразу после этого почти одновременно в стране прогремело более десятка взрывов, приведших к сотням погибших и раненых. Ирак - это очень большая проблема, особенно это будет заметно в 2012 году, так как к этому времени американские войска уже должны будут уйти оттуда.

Вторая большая тема - ситуация в Ливане, где группировка «Хизбалла» на днях провела учения по захвату власти в стране. Цель - предупредить Международный трибунал о нежелательности публикации выводов своего расследования (по поводу убийства в 2005 году ливанского экс-премьера Рафика Харири. - Ред.). Иначе, как они дают понять, в Ливане начнется гражданская война. Ситуация там ничего хорошего не предвещает.

Третья тема, почему-то незамеченная, - это Судан. Там будет кровопролитие, которого давно не видели. В январе там должен пройти референдум по самоопределению юга страны. Но я вижу, что люди готовятся там не к референдуму, а к войне. А это к тому же имеет отношение к такой сложной проблеме, как распределение вод Нила, а поскольку это касается и граничащего с Суданом Египта, то все это нас сильно волнует.

Таким образом, вот три очага нестабильности, где речь пойдет не о каких-то инцидентах, а о тысячах убитых. Эти события ввергнут в пучину весь регион. Вот три основные проблемы на сегодня. Израиль же в этом всем занимает меньше двух процентов от всего ближневосточного конфликта по объему, если брать реальные факты, такие как количество убитых и раненых, число терактов и продолжительность кровопролития.

Что касается наших отношений с палестинцами, то здесь может быть только одно решение, двух решений быть не может. Я с самого начала сказал премьер-министру Нетаньяху: не иди на это окончательное урегулирование конфликта, потому что не будет никакого окончательного урегулирования. Давай пойдем на долгосрочные промежуточные соглашения.

- Что имеется в виду под такими соглашениями?

- Наши отношения с палестинцами выстраиваются в трех плоскостях: безопасность, экономика и политическое урегулирование. По первым двум темам у нас очень хорошее сотрудничество. Экономический прирост в Палестинской автономии сегодня уже в районе девяти или десяти процентов. А политического урегулирования не будет в ближайшие поколения. Этот конфликт является не рациональным, а эмоциональным, а эмоциональные вопросы сложнее решать, чем практические и рациональные. Вопросы Иерусалима, беженцев, поселений, признания еврейского характера государства Израиль - это все сложные эмоциональные проблемы с большим историческим багажом. Нам нужно научиться сосуществовать без окончательного политического решения.

Возьмите спор России с Японией по Курильским островам. Никакого решения там не предвидится. Но никто же не опасается, что вспыхнет новая русско-японская война! Люди научились жить с этой проблемой. То же самое на Кипре. Никакого урегулирования там между греческими и турецкими киприотами не предвидится. Но они научились сосуществовать. У них есть безопасность, экономический расцвет и стабильность. Из того же ряда - спор между Англией и Аргентиной по Фолклендским островам. Спор не мешает им сотрудничать. Альтернатива - начинать воевать друг с другом. Так что есть две возможности: либо искать форму сосуществования без окончательного урегулирования, либо начинать друг друга мочить. Думаю, лучший выбор - сосуществовать, а урегулирование надо оставить будущим поколениям.

- То есть сроки создания государства Палестина, называемые международными посредниками, вы считаете нереальными? Они же говорят, например, всего об одном годе?

- Я уверен, что это просто еще одна иллюзия. Нужно признавать реалии, а не искать громких заголовков в газетах или Нобелевских премий. Окончательное урегулирование не может быть достигнуто. Это чепуха.

- И все-таки Россия так гордится своим участием в квартете ближневосточных посредников, всячески подчеркивая, что это участие очень активно. Разве это не так?

- А оно очень активно. Нет ни одного дня, чтобы в Израиле не было кого-то из высокопоставленных российских представителей. Мы всегда им рады. Тут роскошные рестораны, гостиницы. Но шанса на то, что квартет что-то решит, не существует. Не надо создавать иллюзий. Россия - одна из основных мировых держав с геополитическими интересами. И большая часть тем, которые мы с ней обсуждаем, не имеет отношения к палестинскому конфликту.

- Но как же вывести из тупика переговоры между израильтянами и палестинцами?

- Самое лучшее решение для нашего спора с палестинцами - если весь квартет без исключения забудет о нашем существовании. Если бы все, мягко говоря, отсюда убрались, включая США, Россию, Европу и ООН, то мы бы договорились гораздо быстрее.

- Вы предлагаете расформировать квартет?

- Да пускай занимаются проблемами Ирака, Осетии, Приднестровья, Зимбабве или Сомали. Я могу им назвать целый ряд острых проблем, которые они могут решать для пользы всего человечества. Что касается ближневосточного конфликта, то самое лучшее, что они могут сделать, - это забыть о нас.

Этот конфликт, понимаете ли, начался еще задолго до создания государства Израиль. Еще задолго до этого здесь был убит герой Русско-японской войны Трумпельдор. (Иосиф Трумпельдор воевал с японцами в составе российской армии, переехал в Палестину как активист сионистского движения, погиб в стычке с арабами в 1920 году в районе Галилеи. - Ред.)

- Многие российские эксперты предрекают, что на Ближнем Востоке скоро вспыхнет новая война. Вы согласны с таким прогнозом?

- Весь Ближний Восток - это одна сейсмоопасная зона. Но опять-таки более 98% войн и жертв в этом регионе не имеют никакого отношения к Израилю. Его лишь используют местные правительства как красную тряпку для отвлечения общественного мнения. А так в одной только войне между Ираном и Ираком (1980-1988 годы. - Ред.) погибло, а также было ранено более миллиона человек. При Саддаме Хусейне последовали еще две войны в Персидском заливе. Или вот посмотрите, что сейчас происходит в Ираке, уже после свержения Саддама.

Ситуация между нами и палестинцами в любом случае под контролем. Если где-то и вспыхнет война, то не между нами и палестинцами. Прежде всего это Ливан. Там взрывоопасная ситуация, а там еще только что побывал Ахмадинежад. (Президент Ирана посетил Ливан в середине октября. - Ред.) Да и вообще иранцы с их так называемым мирным атомом и баллистическими ракетами дальнего радиуса действия - это серьезная угроза. Но не думаю, что их целью является Израиль. То есть Израиль им очень удобен в качестве аргументации и пропаганды. Но если Иран получит ядерное оружие, то он прежде всего займется оккупацией таких стран Персидского залива, как Бахрейн или Эмираты. Это будет первый шаг. А второй целью будет Саудовская Аравия. На каком-то этапе Израиль тоже станет мишенью, но главное для Ирана - это гегемония в мусульманском мире.

Моя внешнеполитическая концепция, безусловно, резко отличается от таковой моих предшественников и даже партнеров по коалиции. В Израиле есть несколько концепций. Одну озвучивает президент Шимон Перес. Он говорит о том, что Израиль должен стать частью нового Ближнего Востока и выстраивать отношения с арабским миром. Мой подход другой - надо стать частью Европейского союза. Из Тель-Авива до Ларнаки лететь сегодня 30 минут, а Кипр является членом Европейского союза. Иногда говорят, что вот подпишем мы мир с Сирией - и тогда можно будет ездить на самые живописные рынки Дамаска и кушать там хуммус. Но мне неинтересно кушать хуммус в Дамаске. Я предпочитаю посетить музей в Париже или в Лондоне.

- Израиль раздражен начинающимися поставками в Сирию российских противокорабельных ракет «Яхонт». Означает ли это, что израильтяне как-то ответят на это, например, возобновят свои поставки оружия в Грузию?

- Хотя есть много разногласий, надо видеть всю картину. Мы уже начали отмечать 20 лет восстановления дипломатических отношений между Израилем и Россией, и 8 ноября у нас пройдет по этому поводу крупная конференция. (Отношения были восстановлены осенью 1991 года, но израильтяне начали заранее отмечать это событие. - Ред.) На конференцию приезжает председатель Совета Федерации Сергей Миронов.

Отношения были восстановлены еще с Советским Союзом. И Александр Бовин, памяти которого мы посвящаем эту конференцию, стал последним послом Советского Союза в Израиле и через короткое время - первым послом России. Как сейчас помню его грузную и не совсем изящную фигуру, когда он надел похожую на маршальскую форму посла, в которой выглядел немного комично.

С тех пор за двадцать лет было сделано немало. Если брать вообще со времени создания в 1948 году государства Израиль, то за весь этот период наши отношения сегодня находятся на самой высокой отметке. Самый лучший показатель - человеческий обмен. Правительства ведь меняются, министров то снимают, то сажают, то убивают. А вот тот факт, что между нашими странами 70 прямых рейсов каждую неделю, весьма показателен. Когда я покидал Советский Союз в период расцвета развитого социализма, то тогда вообще невозможно было даже представить себе вероятность прямого рейса Тель-Авив - Москва. Такое мог себе представить только человек с опасной формой шизофрении. Или посмотрите на наши тель-авивские концертные афиши: количество выступающих в Израиле звезд даже больше, чем в Москве. Научный обмен, контакты между бизнесменами - много всего. В частности, к нам на заседание межправительственной комиссии по сотрудничеству 18 ноября приезжает российский первый вице-премьер Виктор Зубков вместе с большой бизнес-делегацией.

Безусловно, поставки российских ракет Сирии для нас являются весьма болезненными. Это одна из тех тем, которые будут центральными во время всех наших контактов на высшем уровне. Сирия - часть того альянса, который вместе с Ираном и Северной Кореей ставит своей задачей уничтожение государства Израиль. Но уже большой шаг вперед - что Россия поддержала международные санкции против Ирана и решила не поставлять туда противовоздушные комплексы С-300.


Комментарии

знаете ли вы, что

"Дорога Либермана"

Официально новая магистраль, ставшая альтернативой проходящему по деревням «Фатахлэнда» Тоннельному шоссе, помечена на картах номером 398. Но между собой поселенцы называют ее не иначе, чем «дорогой Либермана». Ведь именно Либерман пробил в джунглях израильской бюрократии проект нового шоссе.

Подробнее »

Еще »

Подпишитесь на рассылку

Присоединяйтесь

1999
2001
2003
2006
2009
2015