Авигдор Либерман: «У нас приготовлены ответы на все случаи бойкота»

02.02.14

"Идея передачи поселений под палестинскую юрисдикцию никогда и никем не высказывалась, кроме журналистов. Никогда этот вопрос не стоял на повестке дня, никогда эта идея никем не обсуждалась. Да, левый лагерь регулярно выбрасывал такие идеи, кто-то их пытался обсуждать, включая председателя фракции "Еврейский дом" Аелет Шакед. Я не думаю, что стоит это все воспринимать серьезно. Я много раз присутствовал на самых различных заседаниях, и никогда этой темы на повестке дня не стояло".

       

Авигдор Либерман: «У нас приготовлены ответы на все случаи бойкота»

Евгений Сова: Господин Либерман, вы – житель поселения Нокдим. Вы там живете много лет. На прошлой неделе прозвучала идея, согласно которой вы и ваши соседи-поселенцы в будущем будут под палестинским контролем...

Авигдор Либерман: Эта идея никогда и никем не высказывалась, кроме журналистов. Никогда этот вопрос не стоял на повестке дня, никогда эта идея никем не обсуждалась. Да, левый лагерь регулярно выбрасывал такие идеи, кто-то их пытался обсуждать, включая председателя фракции "Еврейский дом" Аелет Шакед. Я не думаю, что стоит это все воспринимать серьезно. Я много раз присутствовал на самых различных заседаниях, и никогда этой темы на повестке дня не стояло.

Евгений Сова: То есть, это выдумка источников в канцелярии премьер-министра?

Авигдор Либерман: Я думаю, что люди пытаются играть, пытаются искать новые сенсации. Реально это никем и никогда не обсуждалось, никем такой подход не адаптировался. Никогда этого не было, нет и не будет.

 

Евгений Сова: То есть, по-вашему, тогда Нафтали Беннет устроил скандал на пустом месте? Особенно, когда он высказал такие нелицеприятные слова в адрес премьер-министра.

Авигдор Либерман: Можно спорить с премьер-министром, можно иметь мнение, отличное от его, но невозможно наносить личные оскорбления, невозможно опускаться до уровня такой не совсем благопристойной перебранки, даже на фоне не самых высоких стандартов нашего Кнессета.

Евгений Сова: По крайней мере, он извинился. Но давайте перейдем к главной теме нашего дня: это угроза бойкота. В начале этого месяца на встрече с послами в МИДе вы похвалили Джона Керри за его миротворческие усилия. А теперь получается, что тот же Джон Керри угрожает нам бойкотом. Неужели он вас сумел обвести вокруг пальца?

Авигдор Либерман: Знаете, сначала я хочу поговорить о бойкоте. Тот бред о бойкоте, который мы слышим в израильской прессе, просто льет воду на мельницу наших врагов. Бойкоты сопровождали историю нашего государства с его первого дня. Самый известный бойкот – это когда в 1959 году фирма Renault под давлением арабских государств заявила, что она больше не будет работать с Израилем.
В 1967 году, после Шестидневной войны, президент Франции де Голль объявил эмбарго на поставки французского оружия в Израиль. Результатом этого стало создание мощнейшей израильской военной промышленности, а также авиапромышленности, когда французы отказались поставлять Израилю самолеты "Мираж".
После Войны Судного дня был объявлен страшнейший нефтяной бойкот, и Израиль выжил.
Повторяю: бойкот – это не новое для нас явление. Мы всегда находили решение этой проблемы, а во многих случаях она нам только помогала. То, что нас не убивает, нас закаляет. И во многом бойкот даже способствовал развитию нашей промышленности и науки. У нас приготовлены ответы на все случаи бойкота.
Более того, давайте посмотрим, что реально произошло на мировой арене в последни
e месяцы. В декабре 2013 года Израиль был принят в самую престижную научную организацию – Европейский Совет по ядерным исследованиям (CERN) в Женеве.
В ноябре прошлого года Совет по правам человека ООН удовлетворил требование Израиля о включении его в качестве полноправного члена в блок стран Запада (
WEOG), в который, помимо государств Западной Европы, входят Канада, Австралия и Новая Зеландия.
Мы присоединились к программе академического сотрудничества с Евросоюзом «
Horizon-2020», в рамках которой Израиль получит мощное финансирование своих научных исследований и проектов развития технологий. Программа будет действовать с 2014 по 2020 год.
На тех, кто пытались бойкотировать фирму
SodaStream во Франции, французский суд наложил штрафы...

Евгений Сова: Получается, что Керри бредит? Он же говорит открыто: бойкот...

Авигдор Либерман: Например, пишут и говорят, что датские банки отказались финансировать фирму "Дэния Сибус"...

Евгений Сова: За то, что она строит за "зеленой чертой"...

Авигдор Либерман: Датские банки никогда не финансировали эту компанию. Все высосано из пальца.

Евгений Сова: А на встрече с Керри вы говорили ему эти вещи?

Авигдор Либерман: Безусловно. Я хочу сказать по поводу Керри. Вопрос в том, какая у него альтернатива? Кто станет посредником во всех этих контактах? Может быть, Лига арабских государств? А может быть, Кэтрин Эштон, комиссар Евросоюза по внешней политике, которая в День памяти жертв Холокоста в своем заявлении не упомянула ни евреев, ни еврейский народ? Давайте начнем ругаться и с Россией, которая проголосовала за признание палестинского государства, и с Китаем, и с Индией... Я думаю, нам не нужно искать дополнительные причины для конфронтации. У нас есть конкретные враги, которые угрожают уничтожением нашего государства – Иран, "Хизбалла", ХАМАС. Все, что касается остального мирового сообщества, – они никогда сионистами не были и не будут...

 

Евгений Сова: Получается немного странная ситуация. Год назад вы сделали заявление о том, что мы, государство Израиль, должны, помимо Вашингтона, искать союзников в регионе. Мы их нашли?

Авигдор Либерман: Я повторю, что я сказал тогда. Нам в первую очередь надо опираться на нашего стратегического союзника – США, но нужно искать и дополнительные направления, дополнительные векторы в нашей внешней политике. У США сегодня достаточно головной боли и без Израиля. У них есть и Китай, и Иран, и Афганистан, и Пакистан, и Ливия, и Сирия, и внутренние проблемы...

Евгений Сова: Керри приезжает в Израиль очень часто. Сколько раз он был у нас за последний год?

Авигдор Либерман: Тот факт, что он уделяет такое внимание нашим проблемам, тоже заслуживает достаточно правильной оценки. Я всегда говорил, что, даже если не добиваться окончательного варианта урегулирования с палестинцами, сам факт поддержки таких контактов является необходимым условием.

Евгений Сова: Когда вы вернулись на пост главы МИДа, вы сказали, что если будет создано палестинское государство, то граница пройдет по шоссе номер 6. Наши послы в мире получили директиву объяснять это в странах, где они работают?

Авигдор Либерман: В 2004 году я опубликовал свой план обмен территориями и населением. Идея в том, что нет никакого смысла финансировать «Исламское движение» в Умм эль-Фахме, именно этот "треугольник", который как раз находится между Израилем и Палестинской автономией. Люди, которые там проживают и считают себя частью Северной ветви «Исламского движения», в День Независимости Израиля поднимают черные флаги, выходят на демонстрации, полностью отождествляют себя с палестинцами...

Евгений Сова: И еще, как вы сказали, они больны шизофренией...

Авигдор Либерман: У них во многом проявляется раздвоение личности. С одной стороны, они хотят обладать израильским паспортом, получать пособие по безработице и пособия от Института национального страхования (Битуах Леуми), а с другой – они хотят быть палестинцами. Поэтому обмен территориями и населением является самым умным и логичным решением проблемы. То есть, все смежные территории между Израилем и ПА отойдут палестинцам, а все поселенческие анклавы – Гуш-Эцион, Маале-Адумим, Гиват-Зеэв, Ариэль – все это отойдет к Израилю. Нужно понять и экономическую составляющую. Израильские арабы в 2012 году уплатили в Налоговое управление Израиля 700 млн шекелей. А мы выплатили им только пособий из Института национального страхования на сумму в 13 млрд шекелей.

 

Евгений Сова: Если арабы не платят налоги, они должны отвечать за это, как все другие граждане. Вы сравниваете, сколько они платят и сколько получают, но такое же сравнение можно применить и к ультрарелигиозному сектору.

Авигдор Либерман: Но ультрарелигизоные не выходят на демонстрации с портретами шейха Насраллы, с флагами ХАМАСа, во время военной операции в секторе Газа не выступают против Израиля, не обвиняют нас в якобы преступлениях против человечества. И это я говорю при всех моих расхождениях с нашими ортодоксами. Те люди, которые откровенно и открыто становятся на сторону наших врагов – во время военных действий, военных операций, которые предпринимают все, чтобы уничтожить нас... Мы помним арабских депутатов на корабле "Мармара", которые просто вели рукопашный бой с нашими солдатами, мы помним шейха Раада Салаха, который посещал и благословлял семью шахида, убившего наших граждан...

Евгений Сова: А у вас хватит политической воли, чтобы все это сделать? У вас осталось еще три года каденции. Вы можете дать гарантию, что этот план будет реализован?

Авигдор Либерман: Ни один политик, как и ни одна политическая партия не являются страховой компанией. Когда я впервые высказал эту идею (план обмена территориями и населением), она казалась радикальной, крайней, меня все освистывали. Но по последним опросам газеты "Гаарец", 42% арабского населения Израиля во многом начали принимать эту идею, и больше 70% еврейского населения целиком и полностью ее поддерживают.

Евгений Сова: И еще один вопрос, который интересует меня, как уроженца Украины. Израиль считает себя цивилизованной страной. Но почему мы не реагируем на избиения сотен демонстрантов в Киеве, тогда как уже вся Европа на это отреагировала?

Авигдор Либерман: Я считаю, что мы не должны совать свой нос в любой конфликт на мировой арене, на Земном шаре. Я помню, когда Европа и США аплодировали тем радикалам, которые свергли Каддафи. Мы стояли в стороне. Нас спрашивали: почему вы стоите в стороне? Тут происходит такая революция!.. Я все время спрашивал: "Вы мне можете объяснить, что будет на следующий день после революции?" Я помню свои беседы в Брюсселе, в Париже. Мне говорили: "Как вы не поддерживаете этих смелых людей, ведь они бросили вызов диктатору! Они сейчас там построят новое светлое будущее!.. Новая демократия придет в Магриб, в Ливию!.."

Евгений Сова: Но Украина ведь – не Ливия? У нас с ней хорошие отношения.

Авигдор Либерман: Мы поддерживаем хорошие отношения со всеми государствами. И мы взяли четкий курс на то, чтобы не вмешиваться во внутренние дела других государств. Украина – это суверенное государство. И решать вопрос о будущем этой страны должны только ее граждане. Многие пытаются учить других морали, как строить, как жить. Я считаю, что мы еще слишком скромные, мы еще не доросли, чтобы поучать других тому, что такое хорошо, а что такое плохо.

Оригинал: http://9tv.co.il/news/2014/02/02/168307.html

 


Комментарии

знаете ли вы, что

"Дорога Либермана"

Официально новая магистраль, ставшая альтернативой проходящему по деревням «Фатахлэнда» Тоннельному шоссе, помечена на картах номером 398. Но между собой поселенцы называют ее не иначе, чем «дорогой Либермана». Ведь именно Либерман пробил в джунглях израильской бюрократии проект нового шоссе.

Подробнее »

Еще »

Подпишитесь на рассылку

Присоединяйтесь

1999
2001
2003
2006
2009
2015