Следователей под следствие!

26.12.12

Взлеты и падения нескончаемых расследований в отношении Либермана, а также вопросы о том, что же там произошло, как действовали полиция и прокуратура, и какую роль во всем этом играла пресса, определенно заслуживают того, чтобы быть описанными в книге. Возможно, даже не одной. Потому что в этой истории мы все - судьи. Не потому, что мы все знаем, а потому, что нам достаточно того, что известно, чтобы сформировать точку зрения. И не одну, а несколько.

       

Следователей под следствие!

Расследования – несколько, не одно, - длившиеся многие годы, вышли на финишную прямую. Так нам казалось.  Гора родила мышь. Мелкое и жалкое обвинительное заключение, из первых подробностей которого не было до конца ясно, чего хотят от Либермана. Главное дело, в котором были замешаны крупные бизнесмены из разных стран и капитал, передвигавшийся странными путями, обещало так много. Но юридическая правда столкнулась лоб в лоб с правдой общественной. Результатом стал горький и неприятный привкус во рту.

 А малое дело создавало впечатление, что кое-кто пытается уцепиться хоть за что-нибудь, пусть даже совершенно неважное. Это ведь не Либерман пользовался идиотским «сливом» посла. Он произнес что-то невнятное о глупости, этим дело и кончилось. И вина Либермана лишь в том, что он не придал этому значения.

И вдруг наступил новый поворот драмы! Журналистское расследование раздобыло более пикантные подобности, чем те, что находились в распоряжении полиции. Но как же, боже мой, это может быть?  Если так же велось расследование по более серьезным делам, то на что потрачены столько лет? Ведь и там провалы следователей, которые выразились, помимо прочего, в нестерпимом затягивании следствия, привели к тому, что главные свидетельства, которые могли еще на что-то повлиять, почили в бозе.

Нет никаких сомнений в том, что расследование по делу, оставшемуся открытым, велось крайне небрежно. Информация, которая должна была весьма заинтересовать следствие, была забыта в море рутины. В густом лесу следователи разучились видеть деревья. Но… секунду, секунду… ведь это именно то, в чем обвиняют Либермана! В его распоряжении была информация о после, который передал ему информацию. Похоже на криминал.

Либерман никак не использовал поступившую к нему информацию, но и не побежал в полицию подавать жалобу. Судя по всему, он не препятствовал продвижению посла по службе, а возможно, согласно новой информации, прикладывал усилия к его продвижению. Это, может быть, не слишком уместно, но совершенно непонятно, что превращает подобное поведение Либермана в криминальное. Либерман никак не использовал информацию, находившуюся в его распоряжении, он никак не поощрял преступность.

Чем это отличается от поведения тех самых полицейских, имевших перед глазами всю информацию, но поленившихся использовать ее? Является ли их поведение таким уж необычным в море рутинной работы? Переходит ли поведение Либермана из ненормативного в криминальное?

Это немного странно, но Либерман и его следователи находятся в одной лодке. И у него, и у них была информация. И он, и они, обращались с ней весьма небрежно. Но не более того. Следователи заслуживают публичного выговора, который они уже получают. Либерман также заслуживает выговора. И на этом стоит объявить о закрытии дела, во всяком случае, до тех пор пока не появится более серьезная информация. Возможно сейчас, пусть с опозданием, следователи также поймут это. Поскольку они не следователи. Они все ближе к статусу подозреваемых.

Бен-Дрор Ямини, "Маарив", 25 декабря 2012 года.


Комментарии

знаете ли вы, что

"Дорога Либермана"

Официально новая магистраль, ставшая альтернативой проходящему по деревням «Фатахлэнда» Тоннельному шоссе, помечена на картах номером 398. Но между собой поселенцы называют ее не иначе, чем «дорогой Либермана». Ведь именно Либерман пробил в джунглях израильской бюрократии проект нового шоссе.

Подробнее »

Еще »

Подпишитесь на рассылку

Присоединяйтесь

Публикации в прессе

1999
2001
2003
2006
2009
2015