Дело о недоносительстве: улики или «утечки»? (Часть 1-я)

17.05.13

29 мая глава парламентской комиссии по иностранным делам и обороне депутат Авигдор Либерман даст в Иерусалимском мировом суде показания по делу о назначении посла в Латвии. В связи с этим 17 мая (время летит — до заседания остается менее двух недель!) газета «Гаарец» опубликовала ударную дозу «утечек» — материалы следствия в хронологическом порядке, начиная с февраля 2008 года.

       

Дело о недоносительстве: улики или «утечки»? (Часть 1-я)

Вдобавок (судьи тоже читают газеты — самое время нанести по их психике решающий удар) TheMarker, экономическое приложение к «Гаарец», поместило в субботнем выпуске интервью с адвокатом Авией Алеф, до недавнего времени занимавшей в прокуратуре Израиля пост начальника Экономического отдела. Собрать улики по предыдущему – «крупному» делу Либермана адвокату Алеф не удалось, зато сейчас, расставшись с госслужбой и освободившись от запрета на прямые (без посредничества ведомственного пресс-атташе) контакты с масс-медиа, Авия Алеф дала себе волю и выплеснула наболевшее. Верно, признала она, за 10 долгих лет прокуратуре так и не удалось «накопать» улики по предыдущему делу Либермана, зато какие выдвигались подозрения – пальчики оближешь! И сейчас самое время еще раз напомнить об этих подозрениях общественности и судьям.

К своему стыду, в последние годы я напрочь утратила интерес к делам Либермана – и вот почему. Несколько лет назад, когда с блокнотом репортера я впервые оказалась на заседании суда, седовласый адвокат прочел мне в перерыве между слушаниями короткую  лекцию, смысл которой сводился к следующему: если прокуратура располагает уликами (доказательством вины подозреваемого), дело тут же будет передано в суд. Нет улик – значит, нет оснований для предъявления обвинения. И даже если недоделанное (простите за каламбур) дело будет передано в суд, обвиняемого оправдают, а прокуратура «сядет в лужу».

Впоследствии, читая километры протоколов заседаний разных судебных инстанций, я удостоверилась в аксиоматичности этой универсальной для правового государства  формулы. Тем временем килограммы газетных статей и эфиро-часы телерадиовещания столь же четко убедили меня в еще одной аксиоме: чем меньше у прокуратуры доказательств – тем более зловещи «утечки», которые (мы живем в эпоху «черного пиара» и желтой прессы) ложатся в основу сенсационных публикаций СМИ. При отсутствии улик самосуд на городской площади вершит пресса – монопольный  «формирователь общественного мнения».

Так было с Биньямином Нетаниягу, когда в конце 90-х СМИ злорадно муссировали подробности т.н. «дела о подарках». То же самое произошло в свое время с «делом»  Яакова Неэмана, ближайшего друга Нетаниягу, до выборов-2013 занимавшего пост министра юстиции.

Авигдор Либерман

Фото автора.

 

Либерман – не просто единомышленник Нетаниягу, правительство которого, напомню, не уступило арабам за целую каденцию ни пяди земель Эрец-Исраэль. В преддверии выборов-2013 Либерман пошел на объединение с Ликудом исключительно ради того, чтобы в условиях непредсказуемой «арабской весны» во главе правительства остался лидер национального лагеря.

Что же касается молоденьких прокуроров и многоопытных прокурорш, их жизненную позицию определяют судьи Верховного суда, периодически выступающего в роли БАГАЦа. А какова позиция БАГАЦа по вопросу «израильской оккупации» и поселенческой деятельности – общеизвестно: она прямо противоположна позиции «Ликуд бейтену». Стоит ли удивляться, что прокуратура «ищет» Либермана, старожила Гуш-Эциона, уже 17 лет, возбуждая либо реанимируя перед каждыми очередными выборами новое или старое дело, отправленное в архив по причине (см. выше!) отсутствия улик.

В 2012 году (после подачи адвокатами Либермана апелляции в БАГАЦ) прокуратуре пришлось, наконец, чистосердечно признаться: нет у нее доказательств по  «долгоиграющему» делу, в связи с чем она вынуждена его закрыть. Не помогла даже утомительная для восприятия утечка, в ходе которой ведущий 10-го телеканала битый час зачитывал с экрана выдержки из допросов Либермана в полиции. Но в наэлектризованной предвыборной атмосфере обывателю нет дела до юридических тонкостей и нюансов. Цель «сенсационной» передачи была достигнута: «Нет дыма без огня», — воскликнула толпа! Ведь если видного политика допрашивают столько часов и лет подряд, значит, «за этим что-то кроется» — таков ход мысли человека, не отягощенного знаниями юриспруденции и судебной процедуры.

С точки зрения внутриполитического расклада, противоправные (вспомним Закон о суб-юдице) утечки сослужили службу миротворцам «Шалом ахшав»:  к зиме 2013 года Либермана демонизировали ничуть не меньше, чем в 1999 году – Нетаниягу. А может – и больше. Потому что в наши дни интернет с его социальными сетями играет в формировании общественного мнения гораздо более важную роль, чем конвенциональные СМИ в конце минувшего столетия: «черный пиар» срабатывает мгновенно, хлесткие «месседжи» проникают прямо в подсознание.

К тому же актуальным осталось второе – второстепенное дело Либермана. Оно, напомню, было реанимировано после того, как в предвыборный список НДИ не вошел Дани Аялон, с 2009 года  занимавший пост заместителя министра иностранных дел. Шокированный «вопиющей несправедливостью», Аялон «внезапно» восстановил в памяти многочисленные подробности, связанные с неудавшимся назначением Зеэва Бен-Арье послом в Латвии, и бросился в полицию, чтобы (цитирую протокол заседания суда от 2 мая 2013 г.) «оказать правосудию всемерную помощь». Прокуратура только того и ждала: тут же было объявлено, что главным свидетелем обвинения выступит Аялон. По его подсказке также было решено снять показания с бывших членов комиссии МИД по назначению послов.

Детали и нюансы нового уголовного дела я, как водится, не отслеживала: «предвыборная шумиха», не более. Хотя, если верить публикациям СМИ, прокуратура явно возьмет в суде реванш: в основе дела о назначении – показания бывшего посла Израиля в Беларуси. А уж его суд признал виновным — пускай и в рамках компромиссной сделки между прокуратурой и защитой (обычно прокуратура соглашается на подобные компромиссы, если улик в деле не хватает и единственным подтверждением вины подозреваемого – царица доказательств! — становится его признание, чистосердечное либо вынужденное по причине оказанного на него давления).

Вина Бен-Арье, напомню, заключалась в том, что в 2008 году в Минске он попытался передать депутату-оппозиционеру Либерману секретную информацию и предупредить председателя НДИ, что прокуратура Еврейского Государства просит органы Беларуси провести расследование, ибо накопать улики в Израиле не удается уже много лет.

 

Продолжение читайте здесь.

Оригинал: http://www.forumdaily.com/30505/

Эвелина Гельман


Комментарии

знаете ли вы, что

"Дорога Либермана"

Официально новая магистраль, ставшая альтернативой проходящему по деревням «Фатахлэнда» Тоннельному шоссе, помечена на картах номером 398. Но между собой поселенцы называют ее не иначе, чем «дорогой Либермана». Ведь именно Либерман пробил в джунглях израильской бюрократии проект нового шоссе.

Подробнее »

Еще »

Подпишитесь на рассылку

Присоединяйтесь

Публикации в прессе

1999
2001
2003
2006
2009
2015