Дело Либермана: вначале пресса, полиция — потом (часть 8-я)

28.05.13

3 декабря 2012 года министр иностранных дел Авигдор Либерман позвонил своему заместителю Дани Аялону и сообщил: комиссия НДИ не внесла его в список кандидатов в депутаты Кнессета.

       

Дело Либермана: вначале пресса, полиция — потом (часть 8-я)

Начало статьи читайте здесь: "Дело о недоносительстве: улики или «утечки»? (Часть 1-я)""Дело о недоносительстве: «…а у нас микрофон. Вон!» (Часть 2-я)""Дело о недоносительство: уголовщина или... политика? (Часть 3-я)""Дело о недоносительстве: подсознание израильской юридической элиты (часть 4-я)", "Дело о недоносительстве: слухами МИД полнится (часть 5-я)", "Дело Либермана: под знаком доносительства, или сюжет для романа Артура Хейли (Часть 6-я)", "Дело Либермана: Аялон против Аялона (Часть 7-я)".

«Я был в шоке, я был страшно разочарован», — сказал Аялон в интервью нескольким израильским изданиям в ответ на вопрос, как он на это отреагировал.

Спустя 10 дней, 13 декабря, юридический советник правительства Иегуда Вайнштейн объявил, что «крупное дело Либермана», следствие по которому велось чуть ли не с прошлого века, закрыто за недостаточностью улик. Суть ясна даже студенту-первокурснику юридического факультета: много лет подряд полиция и прокуратура искали улики, в том числе и за рубежом, например — в Беларуси, но фактов, подтверждающих выдвинутые относительно Либермана подозрения, не нашли. Чтобы хоть как-то оправдать непропорциональные усилия и траты из госбюджета, было решено предъявить министру иностранных дел минорное (цитирую политического комментатора Амнона Абрамовича) обвинение по одному эпизоду провалившегося расследования. Назвали этот второстепенный эпизод «делом о назначении посла».

13 декабря, когда Вайшнтейн передал спикеру Кнессета обвинительное заключение по этому делу, фамилии Дани Аялона в списке свидетелей государственного обвинения не было. 16 декабря Либерман подал главе правительства прошение об отставке с поста министра иностранных дел и отказе от депутатской неприкосновенности. Никаких противоправных деяний он не совершал, отсюда – просьба: провести судебный процесс в максимально сжатые сроки, что позволит  ему вернуться на пост министра иностранных дел. (После состоявшихся 22 января выборов, напомню, глава правительства оставил этот пост вакантным: пока идет судебный процесс, Биньямин Нетаниягу совмещает деятельность премьера с обязанностями главы внешнеполитического ведомства.)

Через пару дней после отставки Либермана «криминальный репортер» 10-го телеканала Барух Кра передал полное драматизма сообщение: «Члены комиссии МИД по назначению послов выразили недоумение тем, что не были приглашены на допрос по делу, по которому Либерман обвиняется в обмане и злоупотреблении служебным положением. До сих пор дело основывалось на предположении, что Либерман не продвигал назначение Бен-Арье, а просто знал о нем и молчал. Однако члены комиссии по назначениям предупреждают: «Нам есть что сказать по этому вопросу». Следует отметить: если выяснится, что Либерман продвигал назначение посла в Беларуси с помощью членов комиссии, обстоятельства этого дела резко усугубятся, с юридической точки зрения. Дани Аялон, возглавлявший комиссию, не был допрошен, впрочем, как и остальные семь ее членов. «Я не сенильный, я хорошо помню, что было», — сказал 10-му каналу один из членов комиссии. На допросе по данному делу министр иностранных дел Авигдор Либерман, решивший подать в отставку, сказал, что не помнит, беседовал ли он с Дани Аялоном о назначении (Бен-Арье послом в Латвии – Э.Г.), но сейчас, после того как члены комиссии заговорили, на это дело может пролиться новый свет».

Анонимным источником Баруха Кра был заместитель министра иностранных дел Дани Аялон, подтвердивший это 2 мая в Иерусалимском мировом суде в ходе дачи свидетельских показаний. Представитель защиты адвокат Яаков Вайнрот процитировал сюжет Кра с одной-единственной целью: доказать, что, выбыв из предвыборного списка НДИ, Аялон — «законопослушный гражданин и избранник народа» (эту фразу главный свидетель обвинения озвучил в суде не менее 7 раз) решил отомстить Либерману.  Действовал продуманно: в день отставки  министра Аялон, в соответствии с требованиями закона, тоже подал в отставку, но уже через пару дней вернулся на пост заместителя министра.

 Авигдор Либерман

Именно в те дни СМИ со слов «анонимного источника в комиссии МИД по назначениям» активно публиковали информацию, из которой явствовало, что члены этой комиссии просто рвутся дать свидетельские показания. Приунывшая в связи с закрытием «крупного дела» прокуратура воспрянула духом. 27 декабря (с учетом уже полученных показаний Дани Аялона), в суд был подан новый – исправленный текст обвинительного заключения. К нему был приложен существенно расширенный список свидетелей государственного обвинения.

2 мая в ходе перекрестного допроса в Иерусалимском мировом суде адвокат Яаков Вайнрот проанализировал побудительные мотивы, двигавшие Аялоном после того, как ему стало ясно, что народным избранником в следующей каденции ему не быть:

«Человек заявляет, что месть не является его побудительным мотивом, он – избранник народа и служит народу. Однако на самом деле вместо того, чтобы обратиться в полицию, как «законопослушный гражданин», о чем он постоянно подчеркивает в суде, он прежде всего передает информацию в СМИ, чтобы все подумали, будто это полиция обратилась к нему, а не он — в полицию».

Вайнрот подчеркнул: единственным источником «утечки» из комиссии МИД по назначениям мог быть только Аялон. Два члена комиссии – бывший генеральный директор МИД Йоси Галь (ныне посол Израиля во Франции) и бывший начальник Управления кадров Шимон Родед (ныне посол в Таиланде) были допрошены следователями, а затем дали показания в суде. Оба, впрочем, как и новый генеральный директор МИД Рафи Барак, отрицали, что министр обращался к ним с просьбой относительно назначения Бен-Арье послом в Латвии. Аналогичным образом отреагировали на призыв прокуратуры остальные члены комиссии.

- Илана Равид (в ответ на вопрос, просил ли Либерман, чтобы она поддержала кандидатуру Бен-Арье – Э.Г.): «Однозначно – нет», — процитировал адвокат Яаков Вайнрот переданные защите материалы следствия. – Цви Габай: «Никто не беседовал со мной по поводу Бен-Арье». Барух Бина: «Никто не обращался ко мне по поводу Бен-Арье». Яаков Ливне: «Не припоминаю, чтобы поступило такое обращение от министра либо от кого-то, кто говорил бы от его имени». Все!

Вы, — продолжил Вайнрот, обращаясь к Дани Аялону, – единственный, кто утверждает, что такое обращение поступило. Как же вы собираетесь убедить суд, что источником (сенсационной «утечки» в СМИ относительно готовности членов комиссии свидетельствовать в пользу обвинения – Э.Г.) были не вы?!

Далее адвокат Вайнрот сказал Аялону буквально следующее:

- Ваши действия были продиктованы жаждой мести. Водораздел – тот момент, когда вас не внесли в (предвыборный – Э.Г.) список. До того вы пели Либерману дифирамбы. До того Либерман не обращался к вам (по вопросу назначения Бен-Арье – Э.Г.), все по-честному, назначение замечательное. После того, как ваше имя изъяли из списка, мир перевернулся. Почти сразу после этого вы сказали Баруху Кра, что Либерман говорил с вами (о назначении – Э.Г.), либо дали понять, что он с вами говорил. Причина: таким способом вы хотели завести полицейскую машину, чтобы не выглядело, что вы обратились в полицию, но что полиция якобы обратилась к вам.

Аялон отрицал, делая акцент на том, что он – «законопослушный гражданин», долг которого – сотрудничать с правоохранительными органами. Пришлось адвокату Вайнроту представить суду докладную записку следователя, полковника полиции Йорама Наамана. Из нее явствует: вечером того дня, когда в эфир вышел сюжет Кра, замминистра иностранных дел Дани Аялон позвонил ему и сказал, что он не несет ответственности за публикацию.

- Верно, — подтвердил Аялон.

- Что заставило вас это сделать? – спросил адвокат Вайнрот. – Почему вы позвонили следователю и сказали, что не несете ответственности за информацию, переданную в СМИ?

dany-delo-2-s

Аялон: — По правде говоря, до сих пор, пока вы не показали мне эту записку, я над этим не задумывался. Думаю, мы со следователем говорили не только об этом, но если полковник Нааман счел нужным отразить в докладной только это, полагаю, он знал, почему. Предлагаю вам спросить об этом у него. У меня нет никаких объяснений, почему он записал именно это.

Адвокат Вайнрот: — Я не спрашивал, почему он записал: его задача – записывать все сведения. Я спрашиваю, почему вы сочли нужным сказать ему об этом? Что стряслось?

Аялон: — Мне помнится, то был длинный бессодержательный разговор. Почему он выбрал и записал именно это? Спросите у него.

Адвокат Вайнрот (цитирует записку следователя): — «Вчера вечером мне позвонил Дани Аялон и начал разговор с того, что…» Почему вы ему это сказали?

Ответить на вопрос Аялон отказался, так как это, с его точки зрения, «малозначительная мелочь», и «я не знаю, не хочу просто так отвечать, придумывать для вас ответ».

- Вы просто так, без причины звоните полковнику полиции? – переспросил адвокат Вайнрот.

Аялон: — Нет, боже упаси. После совещания с ним и с генералом Мени Ицхаки, просившими меня оказать следствию всяческое содействие, я снова ощущаю… Я знаю, что вы – человек опытный, но хотел бы оградить вас от цинизма: в государстве Израиль есть законопослушные граждане, для которых власть закона – луч света в темном царстве. Хочу также сказать вам, что, как народный избранник, я должен показывать народу пример. Вот почему я охотно сделал это, чтобы очистить свою совесть, и чтобы убедиться: я исполняю  то, о чем меня просили. Хочу также напомнить вам, что вы не задали мне вопроса, обратился ли я в полицию в целях дачи свидетельских показаний. Нет! Вы ведь с самого начала развиваете мотив мести, а публикации СМИ упоминаете «между прочим». Я могу показать вам десятки «утечек» (не знаю, откуда они появились), из которых явствует, что адвокаты подсудимого построят линию защиты на мести (никакие утечки для этого не требуются – любой «криминальный репортер», сопоставив хронологию и известные ему факты, неизбежно придет к этому выводу – Э.Г.). У вас это главный мотив. Позвольте сказать вам, «господин психолог», который никогда не был со мной знаком, что говорить правду –  тоже вариант, и сотрудничество с правоохранительными органами – тоже опция. Это не нечто из ряда вон выходящее, этому нечего удивляться, господин Вайнрот.

Адвокат Вайнрот: — Сейчас, после того как вы произнесли целую речь, хочу спросить вас, почему вы позвонили (следователю – Э.Г.), отчего нашли нужным позвонить и сообщить ему, что не являетесь источником «утечки»? Он просил, чтобы вы сообщали ему и такие вещи?

 Аялон: — Я же сказал вам, состоялась долгая беседа, почему он счел нужным записать именно это? Спросите его. Мы говорили о многом, я полагаю.

Адвокат Вайнрот: — Думаю, вы сообщили ему об этом по той причине, что на вас шапка горела.

Аялон: — Что на мне горело?

Адвокат Вайнрот: — Вам было очень неловко, что источник Баруха Кра – это вы.

Аялон: — Почему мне неловко? Разве стыдно быть источником Баруха Кра? Стыдно быть источником Баруха Кра? Я ведь только что подтвердил, что говорил с ним.

Адвокат Вайнрот: — Сто процентов!

 

Оригинал: http://www.forumdaily.com/30971/

Продолжение читайте тут: Дело Либермана: вначале пресса, полиция — потом (Часть 8-я)

Эвелина Гельман


Комментарии

знаете ли вы, что

"Дорога Либермана"

Официально новая магистраль, ставшая альтернативой проходящему по деревням «Фатахлэнда» Тоннельному шоссе, помечена на картах номером 398. Но между собой поселенцы называют ее не иначе, чем «дорогой Либермана». Ведь именно Либерман пробил в джунглях израильской бюрократии проект нового шоссе.

Подробнее »

Еще »

Подпишитесь на рассылку

Присоединяйтесь

Публикации в прессе

1999
2001
2003
2006
2009
2015