ИРАН - ПЕРЕГРУППИРОВКА ПЕРЕД НАСТУПЛЕНИЕМ

20.06.13

Задача нового президента Ирана – ввести в заблуждение доверчивый Запад, позволив Исламской республике реализовать далеко идущие цели.

       

ИРАН - ПЕРЕГРУППИРОВКА ПЕРЕД НАСТУПЛЕНИЕМ

Насколько оптимистично встретили в Белом Доме и Брюсселе избрание нового президента Ирана, настолько не скрывали своих опасений израильские лидеры. Если Ахмадинежад с его шутовским выходками и склонностью к эпатажу настраивал против себя Запад и способствовал израильской политике, то осторожный Рухани превращается для приверженцев политики умиротворения в прагматичного и взвешенного правителя, при том, что на деле он – не более чем марионетка Верховного лидера аятоллы Али Хаменеи.

В то же время, когда Джон Керри в очередной раз протягивал руку дружбы Ирану, Нетаниягу заявил, что «результаты выборов ничего не меняют», а Моше Яалон подчеркнул в Вашингтоне, что будущее ядерной программы по-прежнему находится в руках одного человека, и этот человек – Хаменеи. Авигдор Либерман был еще более откровенен и назвал выборы в Иране «театральным спектаклем». По его словам, специальная комиссия провела селекцию кандидатов, не допуская к выборам более умеренных.

Действительно, Совет стражей конституции не просто еще до начала выборов заблокировал участие всех «идеологически ненадежных» кандидатов, но выбраковал даже вполне благонадежных, но не годных для президентского поста в силу личных предпочтений патриарха Исламской революции. От участия в выборах был отстранен экс-президент Акбар Хашеми Рафсанджани, считавшийся правой рукой аятоллы Рухоллы Хомейни и на практике воплощавший идеи «исламской революции». (На его счету - взрывы израильского посольства и еврейского общинного центра в Буэнос-Айресе, ликвидация курдских диссидентов в Германии, устранение неугодных в самом Иране). Но Рафсанджани опасен для Хаменеи, так как представляет собой фигуру, способную если не выйти из подчинения, то сформировать что-то вроде Фронды в религиозном истеблишменте. То же самое касается и другого претендента – на этот раз, с радикального фланга - главы администрации Ахмадинежада Эсфандияра Рахима Машаи. Али Хаменеи нужен был в качестве главы государства человек абсолютно преданный, послушный и предсказуемый. Все оставшиеся кандидаты и были такими личностями – бесцветными, лишенными политических амбиций и находящимися в полной зависимости от Хаменеи. То, что «счастливчиком» стал Хасан Рухани, в прошлом – глава делегации на переговорах по ядерной программе, не имеет никакого значения. Точно так же этот пост могли занять и остальные кандидаты, которые, как Али Акбар Велаяти и Саид Джалили, были советниками Хаменеи, или находились в родстве с ним, как Гулам Али Хаддад Адель. Их безликость и неприметность, которую на Западе трактуют, как «умеренность», должны позволить Исламской республике обеспечить нейтралитет США и ЕС и позволить режиму противостоять вызовам – пожалуй, наиболее опасным со времени войны с Ираком.

Авигдор Либерман

С одной стороны, экономика страны на грани краха – следствие некомпетентного, провального курса, коррупции, несогласованности разных ведомств, неуемного разбазаривания средств и санкций. Резкое падение курса реала, рост цен и платы за коммунальные услуги привели к обнищанию населения. На треть сократилась добыча нефти (главный источник доходов). На 50% возросли цены на сталь. Инфляция, по данным Центрального Банка Ирана, подскочила за год на 22%. Население скупает иностранную валюту и импортные товары, мелкие бизнесы разоряются, иранцы всеми правдами и неправдами переводят сбережения в другие страны, а тающая казна не позволяет поддерживать субсидированные цены на базисные продукты питания. 

Однако, экономическая неразбериха и стагнация – еще полбеды. Главная беда – провал честолюбивых геополитических планов аятолл. Всего три года назад, до начала «арабской весны», Иран стоял на пороге заветной мечты: превращения в региональную супердержаву. Уход США из Ирака открывал путь для контроля над Персидским заливом; шиитское правительство в Багдаде было на коротком поводке у Тегерана; подняли голову шииты Персидского залива – Бахрейна, Кувейта и Саудовской Аравии; «Хизбалла» стала полновластным хозяином Ливана; ХАМАС в Газе прочно «подсел на иглу» иранской помощи. Иранская гегемония впервые за столетия, со времен Сасанидов, простиралась от Афганистана на востоке до Леванта на Западе. Шиизм подминал под себя суннитский мир. Антиизраильская и антизападная риторика превращала Иран во флагмана мусульманского мира. Революция в Египте устранила последнее препятствие для экспансии – режим Хосни Мубарака.

Все изменилось с началом гражданской войны в Сирии. С момента, когда повстанцы начали теснить войска Асада, история обратилась вспять для Тегерана. В лице алавитского режима Иран утрачивал главную опору на Средиземноморье, его аванпост в Ливане в лице «Хизбаллы» превращался в осажденный лагерь, окруженный воинственными суннитами, ХАМАС вышел из-под контроля. Хуже того – обратная суннитская волна, захлестывавшая Сирию, начала накатываться на соседний Ирак, ставя под угрозу не только недавние приобретения режима, но подрывая позиции самого Ирана. Тегеран был втянут в прямой религиозный конфликт с суннитами, а это весьма неблагодарное дело, учитывая людские ресурсы арабов и финансовую мощь нефтяных княжеств. Политические проблемы накладываются на экономические: фактическое участие в гражданской войне в Сирии требует непомерных расходов, а Иран – не бывший Советский Союз, который мог десятилетиями финансировать своих марионеток, и то, в конечном счете, пал под бременем расходов.

В этой ситуации Ирану еще более, чем раньше, необходимо оружие устрашения и шантажа – «исламская бомба», и нет ни малейших сомнений, что он предпримет удвоенные усилия, чтобы заполучить ее. Но это – нелегкая задача, так как требует предельно выверенного курса: с одной стороны, продолжить ядерные разработки и экспансию в Сирии, с другой – не допустить прямого конфликта с Западом, новых санкций и развала экономики. Единственное преимущество аятоллы Хаменеи в этом акробатическом трюке – обилие «полезных идиотов» на Западе, и он будет использовать этот козырь максимально эффективно. «Умеренный» президент – прекрасное средство для достижения этой цели.

В случае, если Хаменеи удастся «убить двух зайцев» - избежать экономического краха и развить контрнаступление на суннитский арабский мир, иранская экспансия выйдет напрямую к границам Израиля. И тогда еврейское государство, как предупреждал Авигдор Либерман еще шесть лет назад, окажется один на один с иранской угрозой.

Александр Майстровой

Статья опубликована в газете "Вести" 20.06.2013 г.


Комментарии

знаете ли вы, что

"Дорога Либермана"

Официально новая магистраль, ставшая альтернативой проходящему по деревням «Фатахлэнда» Тоннельному шоссе, помечена на картах номером 398. Но между собой поселенцы называют ее не иначе, чем «дорогой Либермана». Ведь именно Либерман пробил в джунглях израильской бюрократии проект нового шоссе.

Подробнее »

Еще »

Подпишитесь на рассылку

Присоединяйтесь

1999
2001
2003
2006
2009
2015