Генеральская немочь: верните Минобороны штатским

11.02.15

Министерство обороны, монополизированное генералами, никогда не сможет эффективно функционировать. Министр обороны - это в первую очередь хладнокровный, ответственный и умный политик, способный принимать жесткие решения. Поэтому штатский министр обороны предпочтительней бывшего военного. Возможно, в таком случае ЦАХАЛ впервые за последние десятилетия сможет не только демонстративно войти в сектор Газа, но и выйти из него с настоящей победой.

       

Генеральская немочь: верните Минобороны штатским

В Израиле, как и во многих других демократических государствах, военное ведомство является одним из самых влиятельных органов власти. Si vis pacem, para bellum - хочешь мира - готовься к войне, гласит старая латинская поговорка, принятая на нестабильном Ближнем Востоке за руководство к действию.

К войне у нас готовятся постоянно, как в Израиле, так и в соседних странах. Подготовка, зачастую прерывающаяся очередной войной, сменяется новой подготовкой, сменяющейся следующей войной. Министерство обороны после каждой военной кампании наращивает свой бюджет, который, как выясняется во время последующей кампании, оказывается ничтожно мал. Практически 53 млрд шекелей, которые, к примеру, должны быть выделены в нынешнем году на нужды безопасности, по мнению гендиректора минобороны, - это капля в море. Ввиду бедственного финансового положения армии, придется отменить десятки тысяч дней резервистских сборов, учений и т.д.

Те немногие, кто, невзирая на пиетет к армии, все же заинтересовались изучением военного бюджета, могли с удивлением заметить, что невероятные суммы выделяются на пенсии или скажем какие-то «особые» нужды. Лишь 22.4 млрд шекелей идут на расходы армии, на что же уходят остальные деньги, сказать довольно сложно.

Впрочем, на вопрос, как именно распределяется военный бюджет, с полной уверенностью не смогут ответить ни работники оборонного ведомства, ни чиновники Минфина. Именно поэтому практически во всех демократических государствах на посту министра обороны предпочитают видеть гражданское лицо. Подобная расстановка сил гарантирует осуществление гражданского контроля над вооруженными силами, и в частности, над оборонным бюджетом. Такие государства, как Великобритания, где нынешний глава военного ведомства является историком по образованию, или Германия, в которой на посту министра обороны находится женщина-врач, далеко не единственные. Практически во всех европейских странах подобными министерствами на сегодняшний день руководят «штатские» лица. К примеру, армейское звание американского министра обороны – всего лишь сержант в отставке.

цахал

Так почему же в Израиле считают, что идеальный руководитель оборонного ведомства должен обладать высшим армейским чином? Ведь в задачи министра не входит руководство батальоном в бою или снайперская стрельба. Министр обороны - это в первую очередь хладнокровный, ответственный и умный политик, способный принимать жесткие решения и договариваться с международными партнерами. Как не каждый учитель может стать хорошим главой Минпроса, так и не всякий начальник Генштаба может быть хорошим министром обороны.

Шауль Мофаз, Эхуд Барак, Буги Яалон – ни один из этих несомненно выдающихся военных не смог стать действительно успешным главой Минобороны. Две де-факто проигранные Бараком операции в Газе, еще одна - проигранная Яалоном, а также ярая поддержка одностороннего размежевания Мофазом лишний раз доказывают, что наличие высшего военного чина не страхует его владельцев от роковых стратегических ошибок. Возможно, как раз наоборот – его наличие мешает министрам прислушиваться к советам и принимать взвешенные решения.

цахал

А вот решение Амира Переца, над которым не издевался и не смеялся только ленивый во время Второй ливанской войны, спасло впоследствии десятки, если не сотни жизней. Разрешение на разработку и установку «Железного купола», изменившего баланс сил в израильско-палестинском конфликте, было дано штатским министром обороны - тем, который забыл открыть линзы в полевом бинокле. Вошли в историю и другие министры без погон: Моше Аренс и самый первый - Давид Бен-Гурион.

авигдор либерман

Про сведение счетов министрами в погонах с прежними армейскими недругами я распространяться не буду, но вообразите на секундочку, что могло бы произойти, стань главой военного ведомства Габи Ашкенази - в свете «дела Арпаза». А ведь он собирался в политику. Впрочем, у прочных связей, тянущихся за генералом из ЦАХАЛа в высшее политическое руководство, есть и другой негативный эффект. Речь идет о персональных «бюджетных предпочтениях».

цахал

Минобороны, монополизированное генералами, не может эффективно функционировать. Неконтролируемое гражданскими лицами распределение финансов раз за разом приводит к тому, что в критические для страны моменты внезапно выясняется, что боеспособность армии подорвана. Поэтому штатский, обладающий практическим министерским опытом и при этом не имеющий личных обязательств перед различными военными структурами и кликами, всегда будет предпочтительнее военного. Он сможет, наконец, взять под свой контроль финансовые потоки, перестанет экономить на военной технике и не станет руководствоваться «старыми армейскими связями» в принятии государственных решений.

Возможно, в таком случае ЦАХАЛ впервые за последние десятилетия сможет не только демонстративно войти в сектор Газа, но и выйти из него с настоящей победой.

Элина Бардач-Ялов 

Фото: ЦАХАЛ

Оригинал


Комментарии

знаете ли вы, что

"Дорога Либермана"

Официально новая магистраль, ставшая альтернативой проходящему по деревням «Фатахлэнда» Тоннельному шоссе, помечена на картах номером 398. Но между собой поселенцы называют ее не иначе, чем «дорогой Либермана». Ведь именно Либерман пробил в джунглях израильской бюрократии проект нового шоссе.

Подробнее »

Еще »

Подпишитесь на рассылку

Присоединяйтесь

1999
2001
2003
2006
2009
2015